Крымская республиканская
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Свобода на бумаге

Свобода на бумаге

04.04.2018

Ни ратификация главных конвенций Международной организации труда, ни социальное партнерство не гарантируют соблюдения одного из фундаментальных профсоюзных прав – права на свободу объединения. К такому выводу пришли участники организованной профсоюзами международной конференции. Конкретных способов эффективной борьбы с неприятными трендами разработать на форуме не удалось. Но, кажется, получилось обозначить пути к этому.

Нормы есть, свободы нет

«Свобода объединения и права профсоюзов в Российской Федерации: состояние и перспективы» – уже четвертая конференция с таким названием состоялась 26 – 27 марта в Москве. Впрочем, с той же уверенностью можно сказать, что конференция стала первой. Первой за несколько лет, в которые эта тема не обсуждалась на столь высоком уровне – с участием представителей правительства и Госдумы. Организаторами мероприятия выступили Международная конфедерация профсоюзов, Федерация независимых профсоюзов России, Конфедерация труда России при поддержке Международной организации труда.

Основной причиной проведения мероприятия, равно как и главной его темой, стали знаковые нарушения профсоюзных прав в России и странах ближайшего зарубежья. Чему и уделила внимание в своем выступлении Мария Елена Андре, директор бюро МОТ по деятельности трудящихся. По ее словам, проблема заключается не в трудовом законодательстве, которое может быть достаточно продвинутым, и не в ратификации конвенций МОТ. Проблема – в несоблюдении на практике норм национального и международного законодательства.

– Мы не можем пожаловаться на отсутствие соглашений, законодательных норм, гарантирующих свободу объединения в профсоюзы в России. Проблемы возникают на уровне реализации. После периода, когда МОТ получала меньше жалоб, их количество увеличилось. Так, в прошлом году поступила существенная жалоба из Казахстана. А в этом году – из Российской Федерации, – отметила представитель МОТ. И добавила, что нарушение профсоюзных прав, гарантий трудящихся и норм соцпартнерства в последнее время характерно не только для стран нашего региона, но и для всего мира: – Это глобальный вызов. Социальный диалог словно вышел из моды.

На те же тенденции обратил внимание в своем выступлении и глава Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков:

– Дискриминация по признаку профсоюзного членства, принуждение к выходу из профсоюзов, уклонение работодателя от ведения коллективных переговоров остаются распространенной, даже рутинной практикой на множестве предприятий. Год за годом мы добивались от судебной власти, от правоохранительных органов более активной работы в этом направлении, но основополагающие права трудящихся, в том числе право на объединение, так и не обеспечены полностью. Более того, в настоящее время мы столкнулись с крайне тревожной ситуацией, когда уже сами суды – вместо того чтобы защищать право трудящихся на объединение, гарантированное и нашим законодательством, и на международном уровне, – своими решениями подрывают основы этого права. Профсоюзным организациям отказывают в возможности взаимодействовать с международными профсоюзными объединениями, а профактивистам – высказывать свои взгляды по общественно значимым вопросам. Хочу со всей определенностью заявить: мы не можем и не будем мириться с нарушениями профсоюзных прав, – подчеркнул профлидер.

Как пояснил Шмаков, без свободы объединения не может быть полноценного представительства трудящихся в отношениях с работодателями. А без равноправного диалога коллектива с работодателями не бывает ни достойной занятости, ни достойной зарплаты. При этом глава ФНПР считает, что, несмотря на ряд ярких трудовых конфликтов последнего времени, социальное партнерство в России находится на высоком уровне. По словам Шмакова, механизм соцпартнерства, выстроенный в России на федеральном, региональном и отраслевом уровне, сегодня лучший в мире. И тем обиднее жесткие случаи нарушения трудовых прав, с которыми приходится сталкиваться профсоюзам.

Наиболее частые нарушения профсоюзных прав в России перечислил председатель КТР Борис Кравченко. Данные были получены благодаря совместному мониторингу, осуществленному профцентром и Центром социально-трудовых прав (ЦСТП), отслеживающим тематические инциденты. Так, по словам профлидера, наиболее распространенные случаи нарушения права на свободу объединения касаются конвенции МОТ № 98: антипрофсоюзная дискриминация, увольнение профактивистов или незаконный их перевод на иную работу, отправление в простой и т.д.

– Наряду с формальным признанием конвенций МОТ существует серьезная проблема с гарантией их реализации. Механизмы, которые должны помогать в защите прав, слабы либо недостаточно отражены в национальном законодательстве, – полагает Кравченко.

С таким выводом согласна и глава ЦСТП Елена Герасимова:

– В России, несмотря на существующие механизмы, если профсоюзы сталкиваются с нарушением своих прав, добиться защиты и восстановления этого права практически невозможно. Речь не об отсутствии формальных механизмов. Речь о том, что при попытке их использовать оказывается, что либо ты не можешь их применить, либо они неэффективны. Это большой вопрос совершенствования законодательства, – пояснила эксперт. И добавила, что, несмотря на попытки российских профсоюзов отстаивать принцип свободы объединения, с ее точки зрения, ситуация стала хуже, чем несколько лет назад: – Существующее положение дел напоминает мне фразу из произведения Льюиса Кэрролла: «Чтобы оставаться на одном месте, нужно очень быстро бежать». Чтобы хотя бы сохранить то, что было, нам приходится делать все больше и больше.

Интересно, что попытка привлечь представителей правительства и профильных ведомств к разработке механизмов защиты от нарушения права на объединение окончилась на форуме, по сути, ничем. Чиновники лишь отчитались о своих функциях (и без того известных присутствующим) да расписались в собственной неспособности улучшить ситуацию. Так, выступая и отвечая на вопросы, замглавы Роструда Иван Шкловец либо признавал, что те или иные функции вне компетенции его ведомства, либо предлагал менять практику инспекции труда через суды. Что вызывало немало нареканий профлидеров, не вполне понимающих, зачем вообще тогда нужен Роструд.

Никаких новых предложений по защите профорганизаций, попавших в тяжелое положение, не поступило, к сожалению, и от международных экспертов:

– Ваша страна ратифицировала множество конвенций МОТ. А значит, у вас есть возможность подавать жалобы в МОТ, когда буква этих конвенций не исполняется. Пожалуйста, используйте этот инструмент, – призвала Мария Елена Андре в эксклюзивном комментарии «Солидарности». И отметила, что МОТ готова наладить еще более плотное сотрудничество с юристами ФНПР и КТР.

На замечание же, что зачастую разбирательства в МОТ так затягиваются, что ко времени их окончания подавшая жалобу профорганизация уже не существует, представительница МОТ лишь развела руками. И порекомендовала: помимо использования международного инструментария усиленно работать над совершенствованием национального законодательства.

«А»-справка

Нарушения свободы объединения и прав профсоюзов в примерах

«Солидарность» припомнила наиболее вопиющие случаи нарушений профсоюзных прав организаций ФНПР.

Качканарский ГОК

Свердловская область, Горно-металлургический профсоюз России: давление на профком, попытка внедрения ставленников администрации предприятия, информационная война. Итог: профсоюзная организация сохранена, давление на профорганизацию продолжается.

«Примтеплоэнерго»

Приморский край, «Электропрофсоюз»: дискриминация рабочих за принадлежность к профорганизации, создание «желтого» профсоюза, попытка уничтожить профком. Итог: профсоюзная организация сохранена.

«Магнит»

Новгородская область, профсоюз работников потребкооперации и предпринимательства, административное давление на работников, присоединившихся к профорганизации распределительного центра АО «Тандер» (сеть магазинов «Магнит»), незаконное увольнение профлидеров. Итог: профсоюзная организация ликвидирована.

Свинокомплекс «Пермский»

Пермский край, профсоюз работников АПК РФ: захват предприятия, давление на профком, создание «желтого» профсоюза. Итог: профсоюзная организация сохранена.

«Пэкэджинг Кубань»

Краснодарский край, профсоюз работников АПК РФ: затягивание коллективных переговоров, давление на профком. Итог: профсоюзная организация сохранена, трудовой конфликт продолжается.

«Замочат» нас – придут за другими»

Возможно, эта конференция и не состоялась бы, если бы не два болезненных для профсоюзного сообщества события, произошедших за последнее полугодие. Речь о том, что в конце прошлого года была принудительно ликвидирована Конфедерация независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК). А в начале уже этого года Санкт-Петербургский городской суд принял решение о ликвидации Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА). Международные профобъединения считают оба этих прецедента незаконными и добивается отмены соответствующих судебных решений.

В конференции участвовали представители двух национальных профцентров Казахстана. Причем их выступления оказались диаметрально противоположными.

Так, зампредседателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК) Биржан Нурымбетов обрисовал довольно благостную картину, без каких-либо серьезных нарушений со стороны власти и работодателей. Акцент в его выступлении был сделан на коллективно-договорных отношениях и разветвленной системе соцпартнерства, поделенной аж на четыре уровня. О нарушениях же права на свободу объединения Нурымбетов вообще не сказал ни слова.

Совершенно иную картину казахстанской жизни представила Марина Ходеева, одна из лидеров ликвидированной КНПРК. По ее мнению, пересмотр закона о профсоюзах в Казахстане в 2014 году и атака государства на профцентр привели к тому, что реально независимых профсоюзов в стране не осталось.

– Оставшиеся профцентры возглавляют люди, назначенные властью, экс-начальники департаментов и министерств. Они подконтрольны государству и работодателям, такая вот обстановка. Мы начали открывать рот – нас ликвидировали, а наших лидеров посадили, – сообщила Ходеева.

Окончательно же идиллическую картину, представленную зампредседателя ФПРК, разрушил Кирилл Букетов, координатор Международного союза пищевиков IUF по Восточной Европе и Центральной Азии. Он напомнил не только о недавнем инциденте с уничтожением национального профцентра, но и о том, что в 2011 году правительство Казахстана не предприняло ничего, чтобы остановить расстрел бастующих нефтяников в городе Жанаозене.

– При всей многоступенчатой системе социального диалога за семь месяцев забастовки людей, требующих повышения зарплаты, не было никаких реальных переговоров. В результате – насилие и гибель 16 человек. Мало того что их расстреляли, так в отношении раненых и выживших еще и дела завели. Так власть в стране, где ратифицированы все необходимые конвенции, встретила экономические требования рабочих, – заметил Букетов.

В рамках сессии «вопрос – ответ» корреспондент «Солидарности» попросил Биржана Нурымбетова прокомментировать ситуацию с принудительной ликвидацией профобъединения:

– Ликвидацию КНПРК в 2017 году я комментировать не могу – Федерация профсоюзов ее не ликвидировала! Это вопрос не к нам, а к правоохранительным органам и к власти, – ответил Нурымбетов.

Подобное заявление прозвучало особенно любопытно, если учесть, что должность зампредседателя ФПРК Нурымбетов занял всего несколько месяцев назад. А весь 2017 год отработал вице-министром труда и соцзащиты Казахстана. То есть во время активной фазы конфликта вокруг КНПРК занимал профильный руководящий пост в правительстве.

Что касается ликвидации Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (подробнее – в материале «МПРА шьют иностранку», «Солидарность» № 3, 2018), соответствующую оценку произошедшему дал лидер этого профсоюза Алексей Этманов.

– Я расцениваю нападение на наш профсоюз как испуг. Мы смогли создать часть новой профсоюзной культуры, которая не нравится представителям власти, и они пытаются ее уничтожить. «Замочат» нас – придут за другими, – предупредил Этманов.

Справедливость борьбы за сохранение МПРА поддержал и депутат Госдумы Михаил Тарасенко:

– Как депутат Государственной думы хочу заявить: это была ошибка. Уверен, остальные судебные инстанции должны ее исправить. Да, МПРА можно критиковать за несовершенство устава, да, там не обозначены вопросы проведения массовых акций. Но, полагаю, никто не посмеет спорить о том, что это – настоящий профсоюз. Меня глубоко возмутила одна фраза в ответе Министерства юстиции РФ, данном на запрос представительства глобального союза IndustriALL относительно происходящего c МПРА. «Изучив устав организации, Минюст приходит к выводу, что организация не имеет признаков профсоюза, определенных статьей 2 Федерального закона о некоммерческих организациях», – записано в ответе Минюста. Здесь я, как представитель законодательной власти, буду со всей возможной серьезностью разбираться с представителями власти исполнительной, – сообщил депутат, отвечая на вопрос секретаря Федерации независимых профсоюзов России, председателя политической партии «Союз Труда» Александра Шершукова.

Желтое – не в моде

Официальные выводы, сделанные участниками конференции, можно назвать несколько рамочными. Так, профлидеры настаивают на отмене неправомерных судебных решений и подтверждении правительством гарантий соблюдения профсоюзных прав, полноценной реализации положений конвенций МОТ №№ 87, 98, 135 на уровне законодательства и на уровне правоприменительной практики, а также усиления ответственности за нарушение законодательства в области профсоюзных прав.

Добиваясь выполнения своих требований, профцентры намерены крепить профсоюзную солидарность, формировать и доводить до общественности единую позицию профсоюзов в отношении реализации их прав. А кроме того, усиливать профсоюзные структуры, вовлекая новых членов и создавая новые профсоюзные организации, повышать эффективность их деятельности. И «вести образовательную и информационную работу по развитию культуры профсоюзных прав среди работодателей, в государственных структурах и в обществе в целом».

В ходе форума были представлены и более конкретные предложения, касающиеся механизмов защиты свободы профсоюзных организаций. Первое – это упрощение права на забастовки в различных формах, на чем не первый год настаивают оба российских национальных профцентра. Второе – совершенствование законодательства относительно организаций, которые могут представлять интересы трудящихся. То есть налаживание более жесткого контроля за «желтыми» профсоюзами, создаваемыми работодателями для борьбы с реальными профактивистами.